28 Ноября 2014

Не программой единой: интервью с А. В. Важениным в «Медицинском вестнике»

Мероприятия, проводившиеся в рамках Национальной онкологической программы, органично дополнили программу развития онкослужбы Челябинской области. Однако, по мнению главного врача Челябинского областного клинического онкологического диспансера Андрея Важенина, проблемы все же остались.

О проводимой в регионе работе по совершенствованию онкослужбы эксперт рассказал в интервью корреспонденту «МВ» Елене Восканян.

— Андрей Владимирович, как развивалась онкологическая служба края до начала реализации онкопрограммы?

— На самом деле сделано было многое. Например, нами одними из первых, еще в 1991 году, по контракту Минздрава СССР были получены принципиально новые для Советского Союза аппараты для контактной лучевой терапии «Селектрон», «Микроселектрон» с компьютерным планированием лучевой терапии. Это событие стало важной вехой по освоению современных технологий брахитерапии онкологических больных. В 1996 году Челябинская область купила два линейных ускорителя, с которых началась эпоха по освоению ускорительной техники на Урале.

А в 1998-м на базе Челябинского областного онкологического диспансера и ВНИИТФ Федерального ядерного центра открылся Уральский центр нейтронной терапии. Кроме того, к моменту начала онкопрограммы мы уже имели первый в России центр позитронно-эмиссионной томографии, не считая таковых в научных центрах системы Минздрава РФ и Академии медицинских наук в Москве и Санкт-Петербурге.

— А чем помогла федеральная программа?

— Она изменила ситуацию с диагностической радиологической базой в ряде регионов, но в то же время не решила проблемы модернизации структуры по созданию окружной системы онкологической помощи. Я считаю, что говорить о непосредственном влиянии национальной программы на снижение смертности не совсем корректно, поскольку на это влияет структура стадийности заболеваний в регионе, где первоочередную роль играют состояние первичной медицинской помощи и уровень онкологической настороженности. Челябинская область усиленно занималась этими вопросами задолго до начала программы. В течение 15 лет, с 1999 по 2014 год, у нас в области смертность удерживается на стабильном уровне — 201–204 случая на 100 тысяч населения при росте заболеваемости с 300 до 400 на 100 тысяч населения. Это говорит об эффективной работе по раннему выявлению и лечению онкозаболеваний.

Вертикаль онкологической службы по маршрутизации пациента работает в рамках региона, но абсолютно не реализована в рамках федеральных округов. Мы стали первым окружным диспансером в Российской Федерации и единственным окружным диспансером в УрФО, однако никаких полномочий по руководству онкологической службой и по маршрутизации пациентов внутри округа не получили.

— Как происходил процесс технического перевооружения службы?

— Взамен эксплуатируемых с 1996 года ускорительных комплексов «Филиппс» в рамках Федеральной программы «Онкология» во взаимодействии с компанией «МСМ-МЕДИМПЭКС» был приобретен современный линейный ускоритель «Электа» и с учетом уже имеющегося опыта использования ускорительной техники быстро введен в эксплуатацию с использованием всех заложенных в нем возможностей.

В 2009 же году на смену выработавшим свой ресурс аппаратам «Микроселектрон» и «Селектрон», полученным, как говорилось ранее, по линии Минздрава СССР, был приобретен современный аппарат для брахитерапии «Мультисорс» на источниках Co-60, что принципиально важно для использования его в условиях Российской Федерации, поскольку позволяет перезаряжать аппарат раз в 5–6 лет против 3-4-х раз в год аппаратов с источниками Ir-192.
Также получено новое оборудование с возможностью одновременного эндоскопического и УЗ-исследования. Существенно расширены возможности гистологической лаборатории за счет проведения иммуногистохимических исследований, закуплен 1,5-тесловый магнитно-резонансный томограф, что позволило объединить в нашем центре все виды лучевых исследований. В комплексе с линейным ускорителем был поставлен новый симулятор и новая планирующая система — с подобной техникой мы работали еще с начала 90-х годов, поэтому сложностей с ее эксплуатацией не испытываем.

Если говорить об оригинальных технологиях, то стоит отметить, что мы построили отделение радионуклидной терапии для системной лучевой терапии некоторых форм рака щитовидной железы I-131. Ранее, в течение более чем
10 лет, диспансер широко использовал Sr-89 и Sm-153 для лечения костных метастазов. Данное отделение стало вторым в России после Обнинска, пуск его на несколько недель опередил пуск аналогичного отделения в Российском научном центре рентгенорадиологии.
Хотелось бы только подчеркнуть, что вся новая техника представлена западными производителями, что вызывает понятные проблемы с сервисным обслуживанием после окончания гарантийного срока. По усредненным стандартам, принятым в мире, годовое сервисное обслуживание обходится недешево: примерно 8–10% от стоимости оборудования. Если учесть, что общая стоимость оборудования, закупленного нами в рамках программы, составляет 892 миллиона рублей, то ежегодно на его сервисное обслуживание необходимо потратить 80–89 миллионов рублей. Это достаточно серьезная сумма как для бюджета онкологического центра, так и для бюджета области. Понятно, что если бы имелась в наличии и была поставлена техника отечественных производителей, то эти расходы уменьшились бы в разы. На мой взгляд, вопросы сервисного обслуживания необходимо обсуждать на федеральном уровне и решать централизованно. Возможно, стоило бы задуматься об объединенных конкурсах через Минздрав России или какую-либо уполномоченную организацию. Это позволило бы сэкономить значительные средства и системно решать вопросы обучения и подготовки специалистов. Передача закупок на уровень регионов, по-моему, ошибочный шаг.

— Нет ли проблем с использованием имеющегося оборудования? Достаточна ли квалификация медицинского персонала для этого?

— Наше учреждение является одним из крупнейших диспансеров в России с развитой и известной в стране онкорадиологической школой. За последние 15 лет на базе нашей клиники защищено 115 кандидатских и 16 докторских диссертаций, в основном по онкорадиологической тематике. Поэтому все приобретенные технологии используются грамотными специалистами и сразу в полном объеме.

— В 2008 году начала свою работу кафедра физического приборостроения Южно-Уральского государственного университета. Ее выпускники помогают решить кадровый вопрос?

— Вопрос обеспечения кадрами нашего учреждения решается через подготовку специалистов в интернатуре и клинической ординатуре. Действительно, наш диспансер является одной из баз прохождения практики студентами кафедры физического приборостроения Южно-Уральского государственного университета. Обучение студентов по специальностям, необходимым диспансеру, ведется по программам первичной переподготовки или специализации на кафедре лучевой диагностики и лучевой терапии, и кафедре онкологии факультета дополнительного профессионального образования этого вуза. Если студенты проявляют заинтересованность в медико-физических и диагностических технологиях, то обсуждается вопрос дальнейшего сотрудничества. Мы совместно с ЮУрГУ и филиалами в МИФИ в Снежинске, Озерске и Трехгорном могли бы предложить свои услуги другим регионам по подготовке как клиницистов, так и физиков.

— Получается, у вас нет недостатка в высококвалифицированных кадрах?

— Сегодня обеспеченность радиологами в Челябинской области составляет 1,3 на 100 тысяч населения. Коэффициент обеспеченности медицинскими физиками и дозиметристами 1,42 на 100 тысяч населения. Этого вполне достаточно, чтобы оказывать квалифицированную и своевременную помощь тем, кто в ней нуждается, и в целом недостатка в кадрах нет. Что же касается вопроса повышения квалификации, в том числе и за счет посещения различного рода профессиональных форумов, то, понимая важность такой работы, хотелось бы подчеркнуть, что тематика форумов сегодня не всегда привязана к реальным потребностям системы здравоохранения, а скорее, к интересам отдельных фирм и программам закупок. Нам представляется целесообразным силами профильных кафедр и крупнейших онкологических диспансеров, а не только московских и санкт-петербургских НИИ, организовывать цикл подготовки на своих базах. Очень интересно, например, изучение опыта работы онкорадиологических клиник не только США и Западной Европы, но и стран БРИКС, близких нам по менталитету и финансированию.

— А что, с вашей точки зрения, можно улучшить в организации оказания онкологической помощи в регионе?

— Ключевые звенья в оказании эффективной онкологической помощи — онкологическая настороженность в первичном звене, раннее выявление онкозаболеваний и адекватная маршрутизация пациентов. В регионе проводится интенсивная работа по социальной рекламе, возобновлено экономическое стимулирование врачей за выявление ранних форм визуальных опухолей. В правительстве области обсуждается вопрос о принятии программы по социально значимым заболеваниям в продолжение реализуемой сейчас, ее действие заканчивается в этом году.

Ключевые звенья в оказании эффективной онкологической помощи — онкологическая настороженность в первичном звене, раннее выявление онкозаболеваний и адекватная маршрутизация пациентов.


Источник: журнал «Медицинский вестник» от 28 ноября 2014 г.