28 Июля 2014

«Медицинский вестник»: Интервью с В. В. Гришиным

Ответ на вопрос, нужно или не нужно развивать собственную медицинскую промышленность, вроде бы уже дан. Принята федеральная целевая программа, описывающая концепцию развития медпрома, активно предлагаются меры поддержки отечественных производителей… Но, по мнению Владимира ГРИШИНА, доктора экономических наук, пока неясно, есть ли у всех участников процесса осознанное желание развивать этот сектор так, чтобы выиграла не только экономика, но и пациент. В интервью корреспонденту «МВ» Елене Восканян он излагает свою точку зрения на то, как и за счет каких ресурсов должен развиваться рынок медицинского оборудования в целом и отечественный производитель в частности.

— Как вы можете охарактеризовать российский рынок медицинских изделий? Каковы тенденции его развития в ближайшей перспективе?

— Медицинские изделия независимо от уровня сложности являются важной составной частью современных технологий при оказании медицинской помощи. Российский рынок медицинских изделий один из самых перспективных в мире (в том числе по причине нашего отставания от уровня технической оснащенности медицинских служб в развитых странах). По различным оценкам, в ближайшие 5–10 лет объем рынка может увеличиться в 3–5 раз. К слову, сегодня мы наблюдаем устойчивую тенденцию удорожания медицинских услуг именно за счет технической компоненты (включая затраты на сервис и техперсонал).

И все же российский рынок медизделий и оборудования развит недостаточно. Несмотря на системные усилия государства, стратегическая задача его развития не решена. Недостаточный учет его особенностей, несвоевременное реагирование на вызовы рынка, а также пробелы в отраслевом законодательстве — вот факторы, сдерживающие рост.

— В чем же, по вашему мнению, состоят особенности рынка медтехники?

— Основная особенность в том, что государство является одновременно и главным заказчиком, и регулятором рынка.

— Как сегментирован рынок с точки зрения видов оборудования и соотношения отечественное/импортное?

— Прежде, чем ответить на этот вопрос, я хотел бы подчеркнуть: нам сегодня очень не хватает серьезной аналитики рынка медизделий (как оценки количества закупленного, так и реальной картины качества его использования). Подавляющее большинство представляемых данных — это узконаправленные маркетинговые исследования частных компаний.

Характеризуя рынок, следует отметить лишь два факта: его сегментированность и децентрализацию в плане закупок. Дело в том, что закупки медицинских изделий осуществляются исходя из нужд конкретных регионов (а в них — конкретных медучреждений с мнением их руководителей и медиков) на основе программ развития здравоохранения. Это касается как новых закупок, модернизации существующего оборудования ЛПУ, так и вопросов приобретения техники, инструментов и расходных материалов, а также сервиса. При этом часто получается так, что закупки оборудования планируются не исходя из задач обеспечения стандарта оснащения ЛПУ и внедрения современных технологий, а хаотично, исходя из возможностей конкретных бюджетов и субъективных запросов отдельных специалистов. Таким образом, система единого мониторинга и анализа состояния рынка медицинских изделий и долгосрочного планирования развития конкретных ЛПУ становится просто необходимой. Не имея таких данных, производитель, в т. ч. и отечественный, просто не в состоянии проводить свои программы по модернизации производств и готовить планы выпуска продукции.

Вопрос о том, кто может заниматься проведением такого анализа и своевременно предоставлять отчеты и прогнозы, остается, как ни странно, открытым. Минздрав? Минпромторг? Профессиональные объединения производителей? Можно утверждать однозначно: без решения этого вопроса развитие отечественного медпрома крайне затруднительно.

Теперь о соотношении сил на рынке. Итак, примерно половина — это аппаратура для диагностической визуализации (томография, рентгеновская и УЗ диагностика), хирургии и ортопедии, лабораторной диагностики, ядерной медицины и лучевой терапии, офтальмологии, сердечно-сосудистой хирургии, а также расходные материалы. Подобное деление на сегменты в большей степени носит условный характер из-за некоторого несовершенства существующей номенклатурной классификации.
При этом во всех секторах значительные объемы поставок оборудования в Россию приходятся на импорт. Особенно такая ситуация заметна в области поставок техники для оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Отечественный медпром на сегодняшний день не готов к полному импортозамещению в этой области, несмотря на прилагаемый объем усилий.

— А к чему готов отечественный производитель? И вообще — как можно охарактеризовать сегодня состояние российского медпрома?

— К сожалению, приходится констатировать, что долгие годы отрасль была предоставлена сама себе. В результате произошли необратимые процессы, связанные с утратой ценных и опытных кадров, закрытием многих направлений в фундаментальной и прикладной областях науки, обеспечивающих инновационность разработок. Произошел разрыв кооперативных связей между предприятиями, производящими изделия и компонентную базу для них. И если мы хотим в ближайшее время увидеть положительную динамику в развитии отечественного медпрома, то этим нужно заниматься на государственном уровне, причем быстро, целеустремленно, а в ряде случаев с упрощением бюрократических процедур.

— На чем в первую очередь стоит сосредоточить усилия?

— В рамках этого интервью трудно перечислить все. Но скажу о главном. Например, требует пересмотра и дополнения нормативная база, регулирующая рынок медтехники. Я имею в виду прежде всего 323-ФЗ и давно обсуждаемый технический регламент «О безопасности медицинских изделий», а также необходимость внедрения системы менеджмента качества при производстве медизделий. К этой работе нужно привлекать широкий круг представителей медицинской общественности посредством создания рабочих групп, проведения круглых столов совместно с представителями общественности и профильных организаций: Минздрава РФ, Росздравнадзора, Минэкономразвития, ФАС… Однако это не должны быть «посиделки и рассуждалки» — проблема не настолько сложна, чтобы отдельные вопросы решать годами (ну если только это не делается сознательно!).

Кстати, показательный пример в отношении адекватности нормативной базы. Процедура допуска изделия на рынок чрезвычайно длительна. На мой взгляд, где-то это абсолютно неразумно. Если говорить о локализации производства импортной медтехники, то порой необходимо потратить несколько лет, чтобы зарегистрировать в России оборудование, которое годами эффективно используется в зарубежной клинической практике (и на котором, кстати, наши многочисленные соотечественники благополучно проходят диагностику и лечение за рубежом, тратя на это немалые средства и не дожидаясь проведения «формальных» клинических испытаний оборудования, давно применяемого в медицинской практике за рубежом). Оправдано ли это?

При регистрации изделий, тем более высокотехнологичных, произведенных на территории России, дела могут обстоять еще хуже. Официальные цифры Росздравнадзора довольно красноречивы. Из более чем 2000 заявлений на получение РУ, поданных в 2013 году, зарегистрировано менее 100. О каких темпах импортозамещения может идти речь в таких условиях, тем более исходя из недавно озвученного посыла руководства страны по данной проблеме?!

Таким образом, нужно срочно приводить в порядок всю нормативную базу, внедрять упрощенные способы допуска медицинских изделий на рынок путем сокращения административных процедур.

Не менее важным элементом построения рынка являются квалифицированные кадры — от разработчиков медицинских изделий и сервис-инженеров до клинического персонала, эксплуатирующего изделия. Ощущается острая нехватка специалистов-медиков, способных обеспечивать современное, не уступающее западному, качественное оказание медицинской помощи. Также порой проблематично найти на рынке труда специалиста, способного профессионально заниматься разработкой и производством высокотехнологичных изделий. Выпускников со знаниями в области современных медицинских технологий явно недостаточно для функционирования отрасли, не говоря уже о ее развитии. Это касается прежде всего инженерного персонала, а персонал со средним техническим образованием практически отсутствует. Приходится вкладывать огромные средства, чтобы обучить тех, кто сможет работать с современным технологическим оборудованием, чтобы они могли быть полноценно заняты на современном производстве. И в этих направлениях, на мой взгляд, со стороны государства прикладывается недостаточно усилий.

Несколько в стороне стоит острейшая и с появлением нового оборудования нарастающая проблема сервиса и обслуживания аппаратуры. Порой случается недопустимое: закупленное дорогостоящее оборудование простаивает месяцами в ожидании либо вышедшего из строя узла, либо персонала соответствующей квалификации, способного вести ремонт на месте. Данную проблему можно решить для импортного оборудования только обязательной и немедленной локализацией сервиса в России и создания сервисных складов для ускорения поставок быстроизнашивающихся узлов. Иначе технологический прорыв превратится в «технозаболевание». Для оборудования отечественного производства проблема сервиса менее значима, но тем не менее ее тоже нужно решать созданием соответствующих сервисных служб у производителей.

Что же касается медперсонала, работающего с медицинским оборудованием, ситуация здесь также не радужная (масса примеров, когда современное диагностическое и лечебное оборудование простаивает, поскольку на нем некому работать и порой даже обучать некого). Оборудование, которое уже поставлено в ЛПУ и запущено, худо-бедно функционирует. Но как быть с новым оборудованием и оборудованием завтрашнего дня?

— И какова кадровая перспектива?

— На мой взгляд, необходимо срочно провести полную ревизию существующих образовательных программ для медиков, планирующих заниматься диагностикой и лечением с применением сложного оборудования. Предлагаю своего рода национальный проект: в кратчайшие сроки для учебных целей произвести закупку всего парка передового современного медицинского оборудования (а оно в основном зарубежного производства), оснастить им все учебные заведения страны и начать обучение и переобучение специалистов. Имея опыт реализации различных госпрограмм, думаю, это можно сделать в течение полугода. Это сложно, дорого, но необходимо.

Сделать это надо централизованно в рамках госпрограммы, не заморачиваясь требованиями 44-ФЗ. Отличным примером может служить инициатива инжиниринговой компании ЗАО «МСМ-МЕДИМПЭКС», передавшей в дар МГУ имени М. В. Ломоносова линейный ускоритель стоимостью более 100 млн рублей, который будет использоваться в учебных целях для подготовки медицинских физиков. Кстати, вот пример нового подхода государственно-частного партнерства, когда взаимоотношение сторон не строится на исключительно коммерческой основе, а коммерсант не гонится за «голой и быстрой» прибылью.

— Вернемся к проблемам отечественного производства. Считаете ли вы, что государство должно поддерживать своего производителя, вводя не стимулирующие, а, скорее, ограничительные меры для зарубежных конкурентов, как, например, последний законопроект, предусматривающий запрет на участие в торгах определенных категорий импортной продукции?

— Да, возможна инициатива запрета к участию в торгах произведенной за рубежом продукции определенных категорий, но результативность этого шага можно будет оценить только в том случае, когда отечественные образцы составят реальную конкуренцию импортным аналогам, то есть когда слова превратятся в дела, обретут законодательные очертания и все начнет работать. Однако сейчас уже можно сказать, что подобного рода инициатива способна защитить тех российских производителей качественных медицинских изделий, которым сложно конкурировать с зарубежными коллегами по определенным позициям. С другой стороны, реализация этого плана может ускорить процессы локализации производства ряда зарубежных производителей на территории РФ, что также будет способствовать ускорению развития отечественного медпрома.

Правда, у этой инициативы есть и обратная сторона. Задача контролирующих органов власти не перекрыть возможность доступа пациента к качественной, безопасной и надежной технике, не допустив вместе с тем повального распространения практики «отверточного» производства.

— Можно ли четко сформулировать основные направления, по которым, по вашему мнению, следует развивать отечественный медпром?

— Развитие отечественного медпрома задача комплексная, решение ее требует временного лага. Здесь необходимо выполнение ряда условий:

  • заинтересованность бизнеса и промышленности;
  • инвестиции и государственная поддержка;
  • наличие внятной, понятной законодательной базы, регулирующей вопросы производства, продажи, обслуживания и утилизации медицинских изделий;
  • наличие инженерно-технического персонала, имеющего высокую профессиональную подготовку;
  • наличие научно-исследовательских баз для проведения фундаментальных исследований, без которых немыслимо обеспечение инновационности разрабатываемых и выпускаемых изделий;
  • наличие в медучреждениях достаточного штата высококвалифицированных специалистов, способных к быстрому освоению новой техники и реализации с ее помощью современных медицинских технологий.

Подчеркну, что в условиях сложившейся внешнеполитической конъюнктуры и макроэкономической ситуации нам необходимо активно оказывать помощь как уже существующим предприятиям, так и начинающим компаниям, которым предстоит пройти путь от НИОКР до коммерциализации полученных продуктов. Необходимо направить помощь по всем секторам рынка медицинской промышленности — поддержка должна быть адресной и даже агрессивной, ведь где-то необходимо вообще поддержать целые сектора. Необходимо активно продолжить развитие механизма ГЧП (однако вклады сторон должны быть паритетными).

Опираться во всех начинаниях можно на реализуемую в настоящее время ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности РФ на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Но, возможно, и этого мало.

На мой взгляд, только комплексный, системный и разноплановый подход, подкрепленный нестандартными решениями, упрощением бюрократических процедур и исключением аппаратных проволочек, позволит нам решать проблему обеспечения ПАЦИЕНТА качественной технологической медицинской помощью на всех стадиях. Иначе все усилия по развитию отечественного медпрома, да и рынка медицинских изделий в целом, канут в Лету. Но главное — на всех уровнях все возможные участники должны честно и прямо ответить на один вопрос: хотим ли мы развивать отечественное производство?


Статья «Меры и намерения» опубликована в газете «Медицинский вестник»,
№ 20–21 (669–670) от 28 июля 2014 г. medvestnik.ru